Пекарь Жан-Филипп: "Хотя это многих удивляет, я здесь себя чувствую более свободным".

Пекарь Жан-Филипп: "Хотя это многих удивляет, я здесь себя чувствую более свободным".

Boulanger — он же пекарь, пожалуй, самая французская профессия. И самая добрая — что может быть прекраснее, чем кормить людей хлебом? И наш #французнедели Жан-Филипп яркое тому подтверждение. Он доброжелательный и очень скромный. Но заговорив с ним о деле, ты сразу понимаешь, насколько он профессионален. И есть у него, чем гордиться. Родом он из горного массива Севенн, где суровый климат и скудная природа накладывают свой отпечаток на характер местных. Они немногословные, но деловые. Жан-Филипп учился на пекаря и отправился в турне по Франции с компаньонами. [Организация…. ]. Закончился тур в Париже, где в свои 22 года наш герой уже работал в команде бога пекарей-француза Эрика Кайзера. (У французов ведь есть боги-изготовители всего съедобного — повара, пекари, виноделы…). Там его поймала небезызвестная нам компания Ашан и заманила… никогда не догадаетесь… в автономный иракский Курдистан!!! В 2012 году это был многообещающий край с прекрасным, казалось бы, будущем… увы. И наш скромный, но храбрый пекарь отправился туда с задачей открывать и возглавлять пекарни сети любимых нами с вами гипермаркетов. А летал Жан-Филипп на тренинги в Россию. И как вы думаете, что случилось? У директора российского Ашана оказалась очень милая помощница, в которую наш Жан-Филипп влюбился с первого взгляда. В это время Ашан в Курдистане уже закрылся, не успев открыться, и Жан- Филипп оказался в России. В 2014 как раз только родился проект Пекарня Франсуа. Так от международного гиганта наш герой перешел к маленькой, основанной «московскими французами» новорожденной компании, не говоря ни слово по-русски и не имея никакого понятия о том, что такое Россия. С тех пор Пекарня Фансуа активно развиваются, сейчас уже 7 булочных-кафе, и планы на будущее впечатляют. Жан-Филипп отвечает за все производство во главе с командой из 23 человек, которых он обучает сам с нуля.

«Лучше начать с белого листа, они лучше работают и очень нам верны. У нас никто не увольняется, хотя платим мы, как и все.»

20 сортов хлеба, пирожные, торты, заказы, доставки… цех уже мал, скорым временем переедет в более просторный.

О своей работе Жан-Филипп говорит с большой страстью. О том, как пришлось ему пожить на ферме под Рязанью и налаживать производство именно такого сливочного масла, который нужен для его круассанов. О том, как перепробовал все сорта муки, и не смог найти того самого.

«Во Франции муку могут делать из 7 сортов зерна из разных регионов в один помол, чтобы компенсировать сухость или жесткость одного зерна мягкостью другого. В России берут один вид, перемолят, и вот тебе мука. На вкус муку не определить, а вот на готовом продукте это очень сильно сказывается. Мукой мы пользуемся исключительно французской».

А какие особенные вкусовые предпочтения у русских?

«Русские предпочитают хлеб с добавками (зерновые), батоны, круассаны и эклеры. Багеты покупают практически одни иностранцы. Сейчас вкусы меняются, многим хочется хлеб без дрожжей и без глютена. А такого не бывает.»

Что ты можешь сказать о России?

«Мне нравится Россия, раздражает только то, как люди ездят за рулем в Москве, это караул! Ну и климат в Москве утомляет — уж больно длинная зима».

И еще Жан-Филипп, у которого в октябре родились двойняшки, скучает по «гастрономической культуре Франции. По французским застольям, по рынкам и маленьким продуктовым лавочкам. »

Здесь нормальных рынков нет. Либо дорого и пафосно, либо никак.»

Но уезжать наш пекарь не собирается…

«Хотя это многих удивляет, я здесь себя чувствую более свободным».

 

ПС Жан-Филипп не макает круассан в кофе, «это же убивает вкус масла!». Я расстроена, я-то макаю.😜

Оставить комментарий

Отправить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.